Заберите детские сады!

Да, КАМАЗ под влиянием рыночных процессов был вынужден массово отказываться от детских садов и передавать их городу.
Город, не протестовал, в этом не было никакого смысла. Однако в итоге у работников дошкольных учреждений оказался большой долг по заработной плате. Хотя изначально договаривались, что КАМАЗ погасит эту задолженность до момента передачи.
Заберите детские сады!
Понятно, что камазовские садики попали теперь в гораздо худшие условия:

  1. мы принимали их на свой баланс большими партиями.
  2. У города очевидно не было таких средств, как у заводчан, чтобы обеспечивать все нужды.
  3. Зарплату персоналу камазовцы платили более высокую, чем исполком мог себе позволить.


А поскольку завод ещё и долги не погасил, коллективы стали роптать.


Тогда мы с Файрузой Мустафиной были вынуждены подать на КАМАЗ в суд – чтобы он выплатил людям зарплату. Городской суд принял сторону заводчан. Резюме было такое: поскольку факт передачи состоялся, теперь коллективы садиков муниципальные. Раз приняли на свой баланс с долгами, значит, и погашайте.


В бюджете денег не было. Рискнули подать иск в Верховный суд РТ на обжалование решения, хоть у нас тогда и юристов-то толковых не было. И представьте себе, выиграли процесс! КАМАЗу присудили с указанием сроков выплатить зарплату воспитателям детских садов.


Я хочу ещё раз подчеркнуть: ведомственные садики КАМАЗа были лучше обеспечены, снабжались всем необходимым, у персонала зарплата была выше, чем у их прочих коллег. С ними работало целое дошкольное управление, втрое больше, чем всё наше городское управление образования. Его возглавляла Лидия Куппер. У них было множество конкурсов, доплат, я уж не говорю об обеспеченности литературой и игрушками.


Но когда мы добились положительного решения суда, авторитет муниципалитета заметно вырос в глазах сотрудников дошкольных учреждений. Никаких трений в создании объединённого коллектива у нас не было.


Другой вопрос, что появились пустующие садики. И с ними тоже нужно было что-то делать. Но это отдельная тема, и я расскажу о ней в следующий раз.