Странный разговор

Я уже собрался уходить, и вдруг мне звонит руководитель аппарата Халяф Низамов
– Рафгат, тебя приглашает Минтимер Шарипович.
Захожу к нему в кабинет, президент говорит:
– РафгатЗакиевич, а что вы хотели?
От неожиданности я пожал плечами:
– По-моему – так мне сказали, – это вы меня пригласили!
– У меня к вам вопросов нет.
– Минтимер Шарипович, – я быстро пришёл в себя, – раз уж я зашёл, давайте поговорим начистоту.
Странный разговор с Минтимером Шаймиевым
Он знаком показал, что готов меня выслушать. И я начал свою «тронную» речь: говорил об инициативах, о подходах, о том, что помогают прежде всего тем, кто сам старается крутиться на полных оборотах, кто берёт на себя ответственность, приводил примеры из наших программ, делился идеями, выстраивал векторы.


Он меня перебил только однажды.
– Рафгат, а почему ты раньше не приехал ко мне с этими своими идеями и предложениями?
– Минтимер Шарипович, а как вы себе это представляете? Вот сегодня появилась возможность поговорить, но ведь это вы её инициировали. Повод серьёзный – выборы председателя Госсовета. А если бы я явился в обычный день и начал выдавать вам свои соображения, вы бы наверняка сказали: Рафгат, тебе что, больше делать нечего? Езжай-ка в свои Челны и занимайся своими делами!
– Хорошо. Тогда скажи: ты был со мной откровенен?
– Минтимер Шарипович, отвечу от всего сердца: я уважаю вас, как отца. Вы для меня именно такой человек.
– А ты намерен выдвигаться председателем Госсовета?
– Сам – нет.
– Понимаешь, я ведь уже пообещал эту должность Мухаметшину. И все знают об этом моём решении. Как быть-то?
– Повторяю: я сам предлагать свою кандидатуру не буду. Вы президент, принимайте то решение, которое вам кажется правильным.
– Слушай, дай мне время!
– Как это, – опешил я, – кто я такой, чтобы давать время президенту?


Любое решение за вами.


Ночью телефон раскалился от звонков. В основном, звонили депутаты, которые были за меня. Они хотели посоветоваться, как им поступить, поскольку с ними вели переговоры об изменении решений в пользу Мухаметшина.


Весёлая была ночка, прямо скажем.