Премьер-министром будешь?

Утром следующего дня подхожу к крыльцу Госсовета, и мне навстречу идёт Асгат Сафаров, тогда руководитель службы охраны президента.
– РафгатЗакиевич, куда вы делись, мы столько времени пытались вас найти! Пойдёмте со мной, вас ждёт президент.
Захожу в зал и сразу понимаю, что-то изменилось, что-то кардинальное произошло за эту ночь. Но в чём дело, не могу сообразить. Иду в рабочую комнату президента. Вижу – он возбуждённо меряет её шагами. Заметив меня, улыбнулся.
Премьер-министром будешь?
– Рафгат, после вчерашнего разговора с тобой я не спал всю ночь, обдумывал то, что услышал. Сегодня утром собрал правительство республики в полном составе, вёл разговор о том, кому стать его председателем. Все согласились, что им должен быть ты. Только ещё раз скажи: ты вчера был до конца искренним?
– Повторю, положа руку на сердце: я уважаю вас! – А у самого слёзы навернулись на глаза: неужели президент мне не доверяет?
– Я тебе предлагаю пост председателя правительства республики.
— Хорошо, Минтимер Шарипович, я согласен. Но у меня есть одно условие. Какая-то часть людей хочет поддержать мою кандидатуру на этих выборах. И я прошу вас в самом начале заседания сказать всего одну фразу: Мухаметшина мы возвращаем в Госсовет, а на его место предлагаем Алтынбаева. Люди должны знать, что это ваше решение. Тогда весь процесс завершится за 10 минут.


Вижу – мой собеседник несколько напрягся. Мол, стоит ли выступать по этому поводу. Напрягся и я.
– Знаете, почему я вас об этом прошу? Я не хочу, чтобы между мной и моей группой поддержки возникло непонимание. Только что с нами решил одно, а за ночь уже переиграл. Что за двуличие!


Может, ничего такого мне бы не сказали, но тогда я рассуждал именно так. И ещё я убеждён, что президент уже знал, кто и за кого будет голосовать, разведка работала исправно. В тот момент я был уверен в его искренности, но, как быстро выяснилось, напрасно.


Вижу – избегает моего взгляда. И тогда я добавил:
– Знаете, Минтимер Шарипович, я должности за совесть не покупаю.


Это была ключевая фраза нашего разговора.