Моя команда

Чем прежде всего мне памятен челнинский исполкомовский период? Тем, что, отложив все свои личные дела, мы работали на город. Да, это было в ущерб семье, но по-другому не получалось.
Всех, кто стал моими вице, я давно и хорошо знал. Но никто из них на этапе отбора не был мне ни родственником, ни близким другом. Сама мысль о протекции, блате, кумовстве была глубоко отвратительна. К тому же достаточно богатый опыт работы с подчинёнными подсказывал: опираться можно только на то, что сопротивляется. А какого сопротивления можно ждать от тех, кого устроил по личному расположению или чьей-то просьбе?

У нас не было учебников по темам «демократические преобразования» и «развитие экономики в период приватизации и акционирования». Учиться этим наукам было не у кого. Как правило, сидели и рассуждали – сначала каждый у себя дома, потом собирались и высказывали свои мнения, спорили, порой до хрипоты, и в итоге находили решения.
Команда Алтынбаева Рафгата Закиевича
Своим заместителям не уставал повторять: то, что я мэр, – дело второе. Важно то, что каждый из вас – мэр на своём месте. Принимая решения, забудьте обо мне, действуйте так, словно вы тут главные.

Если ты не умеешь встать на место учителя, врача, инженера или продавца, ты никогда не сможешь ему помочь, потому что не знаешь образ его мыслей. Если ты исключён из какого-то процесса, например, никогда не занимался экономикой, — однозначно не поймёшь, как она развивается в стране, городе.

Все мои вице-мэры были «многостаночниками». Например, Якубову, помимо молодёжки, вскоре передали и спортивные вопросы, потом поручили работу с правоохранительными органами, военкоматами. Добавили ещё и контроль за перерабатывающей промышленностью и торговлей. Казалось бы, где молодёжь, а где торговля с переработкой? Но так у нас было принято: каждый должен был делать не только то, в чём мастер, но и осваивать новые ниши.

Мы не занимались обогащением личных закромов, своими бизнес-проектами, меркантильными интересами. Работали за зарплату, с утра до ночи без праздников и выходных. Я сам пахал без устали и от подчинённых того же усердия требовал. Впрочем, в этом мы всегда были на одной волне.