Борьба с преступностью

Я не понимаю, когда говорят «бандитские 90-е»!
И когда мне твердят: а как же 29-й комплекс, 48-й, начинают называть какие-то фамилии, – я только пожимаю плечами. С моим характером разве я бы допустил, чтобы криминал хозяйничал в городе? Да все эти лидеры и паханы через пять минут сидели бы у меня в кабинете.
Если бы я узнал, что кто-то из сотрудников милиции был с ними в связи и скрывал, я бы в течение нескольких минут от такого оборотня избавился. После того, как я ушёл, произошёл ряд резонансных убийств. При мне ничего подобного не было. Не было!
Борьба с преступностью в Набережных Челнах
А вот высокий уровень детской преступности был. Как сейчас помню статью в газете «Известия» — «Челнинский феномен». Оно и понятно: родители ненормированно работали, бабушек-дедушек рядом не было, никто за детьми не присматривал.


Собрал команду и говорю: дайте мне полный список классных руководителей. Дали, посмотрел – 1118! Столько лет прошло, а я до сих пор помню эту цифру. Вместо классного руководства мы ввели учителей-воспитателей. Этот «гувернёр» должен был заниматься исключительно проблемами детей: следить за посещаемостью, отслеживать, кто как себя ведёт, ходить по квартирам, изучать обстановку в семье, детские интересы.


Далее: издаю распоряжение – все дети обязаны посещать кружки и секции. И у меня на столе ежедневно должна быть соответствующая информация. А когда дети заняты и под присмотром, большая часть проблем уходит. Открыли все спортивные залы в школах, причём они работали допоздна.


Преступность сжалась, как шагреневая кожа. Если я правильно помню, за полгода процентов на 20 мы её снизили.


Приехал к нам министр МВД РФ В. Ерин, всё это дело посмотрел и обещал привезти президента. Привёз. Впервые Ельцин посетил низовое подразделение МВД России, и им оказалось УВД Челнов. Я ему тогда и доложил о том, как мы боремся с детскими правонарушениями.


Он всё внимательно выслушал и обещал через два дня прислать или прокурора РФ, или его заместителя. И приехал Ю. Чайка, нынешний главный прокурор России. Вот мы сидели в кабинете, я рассказывал, как и что мы сделали. Он удивился: так просто? А всё гениальное в нашей жизни просто.