Автобусный вопрос

Всё чаще грозили забастовкой транспортники. Их можно было понять: как работать, когда бензина хронически не хватает?
Запчастей нет, автобусы стали походить на лоскутное одеяло – заплатка на заплатке, о капремонтах и речи не шло.

Надо было срочно управлять внутренними процессами службы, а мы не можем, не позволяет закон. Выделять деньги из бюджета тоже нельзя. Это ведь предприятие не городского подчинения!

В 93-м году Ильсуар Магизов, вице-мэр по транспорту, 2-3 раза в месяц ездил в кабинет министров, в объединение «Татавтотранс», что было абсолютно пустым делом. Ответ был один: денег нет, а те, что поступают, полностью «съедает» Казань.
Автобусный вопрос Набережных Челнов. Алтынбаев Р.З. г. Набережные Челны
Деньги в Челны перечисляли в виде исключения, обычно 100–150 миллионов, но по тем временам да при той инфляции это была капля в море. Хватало их дней на десять. И только на бензин. Работягам, как и пассажирам, глубоко наплевать, кто был причиной их безденежья – виноваты городские власти.


Долго так продолжаться не могло, и я поставил вопрос ребром перед «Таттрансуправлением» и кабинетом министров: не можете управлять нашей структурой – отдайте её нам. Но долго ещё пришлось уговаривать, настаивать, выпрашивать, прежде чем транспорт передали в управление города.


Хорошего в таком переподчинении было немного, груз это тяжёлый, зато у нас появилась возможность управлять предприятием, решать кадровые вопросы. А начали с того, что поменяли директора ПАТП.


Новый руководитель был транспортник до мозга костей, ему подобрали таких же профессионалов заместителей. Сразу на предприятии появились дисциплина и порядок. Остановки теперь объявляли на двух языках, в автобусах царила чистота, заработали мойки. Пошили единую форму. Обеспечили набор кондукторов, что резко повысило собираемость денег. Меньше стало перебоев в графике движения.


С КАМАЗа вместо налогов город получал грузовики, часть их мы отдавали в ПОПАТ, чтобы они могли рассчитаться за топливо, материалы, запчасти. Приобретение новых автобусов было явлением единичным, о массовом обновлении парка приходилось только мечтать.